-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Gerdanka

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 22.06.2007
Записей: 30642
Комментариев: 20050
Написано: 66761


Синдром предков

Вторник, 19 Марта 2013 г. 17:49 + в цитатник

«Родители ели зеленый виноград, а у детей на зубах – оскомина», - говорится в Библии. Расплачиваемся ли мы за грехи предков? Будут ли дети страдать из-за наших дурных поступков? Как избавиться от череды трагических повторений из поколения в поколение?

На эти вопросы пытается найти ответы в своей книге «Синдром предков» психотерапевт с мировым именем, почетный профессор Университета Ниццы Анн Анселин Шутценбергер.

Ловец бабочек

Однажды к психологу пришел некий господин с жалобами на постоянную депрессию. Он был геологом-любителем: каждое воскресенье отправлялся искать камни, собирал их, изучал. Кроме того, он охотился за бабочками для своей коллекции и умерщвлял их в банке с цианидом. Психологу пришло в голову провести исследование семьи этого человека в нескольких поколениях. Оказывается, он ничего не знал об отце своей матери.  Выяснилось, что дед совершил страшные поступки: ограбил банк и кого-то убил. Его отправили в африканский батальон, в каменоломни. А потом казнили в газовой камере.

Внук ничего не знал об этом. Но чем он занимался в выходные дни? Камнями и умерщвлением бабочек с помощью газа. Круг замкнулся.

В своей жизни мы менее свободны, чем полагаем. Мы все – звенья в цепи поколений. И к своему удивлению, часто нам приходится оплачивать долги предков, о которых мы даже ничего не знаем. Но мы можем отвоевать свою свободу. И прожить свою жизнь, избавившись от ненужных повторений в нескольких поколениях  – например, воспитания ребенка без отца, выбора профессии, к которой не лежит душа; замужества с партнером, с которым невозможно построить счастливые семейные отношения.

Как же предки влияют на нас, сегодняшних?

Семейная сага

В каждой семье есть правила, по которым она живет. «У нас так принято», - говорят люди, подразумевая, что это не требует объяснения.

Существуют семьи, где есть заботящиеся и те, о ком заботятся. Первые никогда не болеют, вторые всегда нездоровы. В некоторых семьях считается главным, чтобы именно сын получил высшее образование, а все остальные работают, чтобы «поставить его на ноги». Где-то несколько поколений живут под одной крышей и «уход» из дома считается предательством. А в каких-то семьях дети покидают родительское гнездо, как только становятся более-менее взрослыми.

Бывают и нездоровые традиции. Например, измены, кровная месть, передача из поколения в поколение обиды, рождение детей вне брака.

Хорошо это или плохо – следовать тому, «как принято в нашем роду»? Пусть даже традиции в семье вполне здоровые?

Человек, становясь поистине взрослым, делается в своем поведении более-менее свободным. Он может менять свои роли и обязанности. Если женщина работала день и ночь, чтобы дать образование дочери, это не значит, что девушка за это обязана отказаться от своей личной жизни и посвятить всю себя матери.  Ухаживая по мере сил за пожилой родительницей, полностью вернуть долг перед ней она может своим детям, а именно: дать им то тепло, заботу, любовь и защищенность, которую получила в детстве.

Но очень часто, неосознанно нарушая семейные традиции, человек испытывает невыносимое чувство вины – расплывчатой и беспредметной. Он не понимает, почему ему так плохо, перед кем он так виноват. И только размотав клубок своей семейной саги, и осознав причину своего состояния, человек может избавиться от этого гнетущего чувства.

Верность предкам, ставшая бессознательной, правит нами. Важно сделать ее видимой, понять, что руководит нашими поступками. И если это необходимо, нужно поместить традицию в новые рамки, чтобы обрести свободу жить своей жизнью.

Призрак из склепа

Психоаналитики Николя Абрахам и Мария Тёрёк работали с пациентами, которые говорили, что совершают поступки, не понимая, почему они это делают. Ученые выдвинули гипотезу о том, что существует своего рода «призрак», который говорит и даже делает что-то за людей. Это предок, смерть которого трудно было принять. Или родственник, совершивший нечто непристойное, некрасивое для менталитета того времени. Это может быть, например, убийство или «постыдная» болезнь, пребывание в тюрьме или психиатрической клинике, банкротство, адюльтер. Как правило, об таких вещах  не говорят, и родственники могут даже не знать ничего о своем предке. Обычно есть только один член семьи, который хранит тайну в душе, как в склепе. Но «призрак» продолжает делать свое дело - молча и тайно.

«Предположим, что  я – мсье Дюпон,  - пишет Анн Анселин Шутценбергер. – И я знаю, что моя мать была незаконнорожденным ребенком и стыжусь этого факта. Я знаю, что она родилась и жила в Альпах. Если я не хочу, чтобы вскрылась правда о происхождении моей матери, я никогда не стану упоминать в разговоре со своими детьми ни об их бабушке, ни об Альпах, ни о горах вообще. Я скажу, что люблю только плавание и море и увезу детей на Лазурный берег».

Но тайна может лихорадить не одно поколение семьи. Невысказанность, обостренная молчанием, способна не только лишать энергии человека, но и приводить к психическим заболеваниям.

Как это происходит? Почему на нас действует не то, что мы знаем, а то, что не знаем, ученые пока не дают ответа. Возможно, эта тайна передается от бессознательного матери к бессознательному ее ребенка. Как пишет Анн Анселин Шутценбергер, «дети и собаки в доме знают все, особенно то, о чем  не говорят».

«Лучше знать правду, даже горькую, постыдную или трагичную, - считает психолог, - чем скрывать ее. Поскольку то, что прячут одни, другие люди чувствуют или угадывают. И эта тайна становится травмой на долгое время».

Синдром годовщины

Однажды отец сотрудницы автора этой книги, человек, несмотря на свои 89 лет, активный и энергичный, ни с того ни с сего упал на эскалаторе и умер. Анн Анселин заинтересовалась историей этой семьи. Оказалось, что несколько лет назад, 26 октября, дед этой сотрудницы поехал в галерею Лафайет и, ступив на эскалатор, упал, ударился головой и умер.  Его жена ушла в мир иной за 10 лет до этого, но тоже именно 26 октября. Что это – чистая случайность? Совпадение? «Я столько раз была свидетелем таких совпадений, что теперь могу говорить о неосознанных семейных повторениях и синдроме годовщины», - пишет Анн Анселин Шутценбергер.

Некоторые люди каждый год в одно и то же время испытывают чувство тревоги и подавленности – отчего, и сами не знают. Возможно, это период годовщины смерти близкого человека. Но им не приходит в голову сопоставить эти факты.

Кроме того, человек становится очень уязвимым в том возрасте, когда умерли его отец, мать, брат или другой близкий. Его могут преследовать тяжелые болезни, несчастные случаи. Но если удастся выявить связь между трудным периодом и событиями прошлого, то можно не только избежать неприятностей, но и излечиться от заболеваний.

Узурпатор чужой жизни

Необъяснимые факты происходят в жизни «замещающих» детей, то есть тех, кто был зачат, чтобы заменить недавно умершего ребенка. Часто новорожденного даже называют именем ушедшего. Один из самых потрясающих примеров – жизнь великого художника Винсента Ван Гога. Он родился ровно через год после смерти своего брата, тоже Винсента. Судьба его была трагичной, словно кто-то запрещал ему жить. Ван Гог дружил со своим сводным братом Тео. Когда у того родился сын, он назвал его тоже Винсентом и написал художнику: «Я надеюсь, что этот Винсент будет жить, сможет реализовать себя».

Получив такое письмо, Ван Гог покончил с собой,  как будто для него не могло быть двух живых Винсентов. Ван Гог не мог даже говорить об умершем брате, он чувствовал себя в какой-то степени «узурпатором», присвоившим место и имя, ему не предназначавшееся. С замещающими детьми такое случается нередко – словно мертвый ребенок толкает их к пропасти. Поэтому:  если младенец рождается после смерти своего брата или сестры, то относиться к нему надо не как к замене, а как знаку того, что жизнь продолжается.

И снова – о зеленом винограде…

Судьба детей, которые воспитываются без родителей, как правило, трагична. Но среди них есть такие, которые выживают вопреки всему. Обычно в их биографии есть человек, который помог ребенку занять свое место под солнцем: дед, бабушка, сосед, учитель

Но проблема появляется у потомства тех детей, которые выросли без родителей. Травма, которая передается, намного сильнее той, которую получают. Уровень гормона стресса у потомков в четыре раза выше, чем у тех, кто лично перенес травму. Так, к примеру, дети выживших во время Холокоста в три раза чаще страдают от посттравматических синдромов, чем их родители, которые реально мучились и боролись.

Открытия Анн Анселин Шутценбергер во многом еще необъяснимы. Но сейчас в психологию приходят другие науки: биология, квантовая физика, этология животных и человека. Открытие новых нейропередатчиков, возможно, позволит понять, как происходит общение между поколениями.

Но совершенно очевидно одно: если мы не хотим навредить своим детям, жить надо так, чтобы им не пришлось страдать из-за наших неблаговидных поступков. И чтобы на генеалогическом древе вашего рода не было белых пятен.

onaonline.ru

Рубрики:  Омоложение с удовольствием/Стиль жизни / Психология / Саморазвитие


Процитировано 1 раз



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку